Помогите, пожалуйста написать сочинение по тексту!


(1) В конце растянувшейся цепочки пассажиров Аким Ильич приближался к выходу, с каждым шагом всё напряжённее ожидая оклика. (2) Но его никто не звал, и около решётки, отгораживающей лётное поле, он отошёл в сторону, нерешительно оглядываясь вокруг.
(3) Слева, за самолётами, синел лес, который Аким Ильич у себя дома безошибочно понимал чувством, а справа стояли непривычные дома, ограда, люди, много людей. (4) Только сына не было.
— (5)Что же такое? (6) Самому ведь, ребята, придётся выбираться,—
думал он в растерянности. (7) И Аким Ильич ещё надеялся, что его встретят, хотя в голове всё чаще мелькали мысли о том, что делать, если сын не придёт. (8) Ещё раз оглянувшись, Аким двинулся к остановке.
(9) Впереди него, жилясь под тяжестью чемоданов, торопливо семенила женщина.
(10) «Тоже, наверное, не встретили?» — сочувственно подумал Аким Ильич и сказал:
— Товарочка, давай-ка я тебе подсоблю. (11) Меня тоже не встретили, может, и разговоримся, куда нам?..
(12) Но женщина, полуобернувшись, ответила:
— Спасибо, я и без вас знаю.
(13) Аким Ильич смутился и утёр нос: «Фу ты, опять не так обратился.
Как и разговаривать-то тут?»
(14) На остановке он остановился, присмотрелся к маршрутной табличке и решил сесть в трамвай, который шёл в центр города.
(15) Народу было немного, и все сидели, глядя в окна, вдаль, в себя, иногда на шляпы, платки, затылки друг друга, так что на Акима Ильича почти не обратили внимания.
Он вошёл, посмотрел направо, где, как ему показалось, должен быть кондуктор, потом налево и, не увидев никого, похожего на кондукто-ра, остановился в правой половине вагона, у свободного кресла. (17) Ещё раз оглянувшись по сторонам, он достал деньги и в нерешительности, не зная, к кому обратиться, сказал негромко:
— Ак кому деньги-то заплатить? (18) Чё, человека-то нет, или я не вижу кого следует?..
(19) Пожилая женщина, сидевшая неподалёку от него, увидев в его руках рубль, показала на кабину водителя:
— Купите талончик, когда трамвай остановится.
(20) Кое-как сообразив, о чём идёт речь, Аким Ильич пошёл к кабине водителя. (21) По пути споткнулся о край резинового коврика, трамвай в это время затормозил, и кабина «налетела» на Акима Ильича, так что он едва успел поставить навстречу ей руки: «Это что же такое, ребята?..
(22) На ногах не могу устоять».
(23) Едва справившись, он сунул рубль в полуоткрытую дверь кабины. (24) Водитель, повернувшись, сообразительно отсчитал талоны.
(25) Вошло несколько человек. (26) Аким Ильич, пошатываясь, отошёл от кабины с пучком бумажек и поставил чемодан.
(27) «А что с ними делать-то? (28) Куда отдавать-то?» — подумал он и хотел снова обратиться к водителю.
(29) Но трамвай уже тронулся с места, Аким Ильич не посмел и стоял в смущённой растерянности. (30) Весь вид его как будто спрашивал: «Как же мне заплатить за дорогу-то? (31) Помогите, ради Христа, а то стыдно…»
— (32) Папаша,— услышал он чей-то радостный голос и повернулся.
(33) Ему сказали:
— Вон туда суньте и дёрните за ручку.
— (34) Не надо, Женька! (35) Не видишь, человек впервые…
— (36) Да брось ты…
(37) Аким переспросил:
— Суда? (38) За эту ручку-то? (39) А в этот ящик нельзя?..
— (40) Не, не, талончики туда не опускают,— ласково подсказал из-за
спины всё тот же хихикающий голос— (41) Дёрните за ручку и скажите,
кто вы и откуда… (42) А то будет недействительно.
(43) Последние слова показались Акиму Ильичу сомнительными, но он уже так намаялся и настыдился, что обругал себя за подозрительность и подумал: «А кто знает? (44) Может, у них в городе так заведено? (45) Скажу — не корову, как говорится, проиграю. (46) Не скажешь — может, возьмут да выфуркнут вместе с чемоданом…».
(47) И хотя какое-то глубокое чувство сильно восставало против, Аким Ильич сунул в дыру всю пачку и сказал: — Ну, я — Аким Черноков
(1) В конце растянувшейся цепочки пассажиров Аким Ильич приближался к выходу, с каждым шагом всё напряжённее ожидая оклика. (2) Но его никто не звал, и около решётки, отгораживающей лётное поле, он отошёл в сторону, нерешительно оглядываясь вокруг.
(3) Слева, за самолётами, синел лес, который Аким Ильич у себя дома безошибочно понимал чувством, а справа стояли непривычные дома, ограда, люди, много людей. (4) Только сына не было.
— (5)Что же такое? (6) Самому ведь, ребята, придётся выбираться,—
думал он в растерянности. (7) И Аким Ильич ещё надеялся, что его встретят, хотя в голове всё чаще мелькали мысли о том, что делать, если сын не придёт. (8) Ещё раз оглянувшись, Аким двинулся к остановке.
(9) Впереди него, жилясь под тяжестью чемоданов, торопливо семенила женщина.
(10) «Тоже, наверное, не встретили?» — сочувственно подумал Аким Ильич и сказал:
— Товарочка, давай-ка я тебе подсоблю. (11) Меня тоже не встретили, может, и разговоримся, куда нам?..
(12) Но женщина, полуобернувшись, ответила:
— Спасибо, я и без вас знаю.
(13) Аким Ильич смутился и утёр нос: «Фу ты, опять не так обратился.
Как и разговаривать-то тут?»
(14) На остановке он остановился, присмотрелся к маршрутной табличке и решил сесть в трамвай, который шёл в центр города.
(15) Народу было немного, и все сидели, глядя в окна, вдаль, в себя, иногда на шляпы, платки, затылки друг друга, так что на Акима Ильича почти не обратили внимания.
Он вошёл, посмотрел направо, где, как ему показалось, должен быть кондуктор, потом налево и, не увидев никого, похожего на кондукто-ра, остановился в правой половине вагона, у свободного кресла. (17) Ещё раз оглянувшись по сторонам, он достал деньги и в нерешительности, не зная, к кому обратиться, сказал негромко:
— Ак кому деньги-то заплатить? (18) Чё, человека-то нет, или я не вижу кого следует?..
(19) Пожилая женщина, сидевшая неподалёку от него, увидев в его руках рубль, показала на кабину водителя:
— Купите талончик, когда трамвай остановится.
(20) Кое-как сообразив, о чём идёт речь, Аким Ильич пошёл к кабине водителя. (21) По пути споткнулся о край резинового коврика, трамвай в это время затормозил, и кабина «налетела» на Акима Ильича, так что он едва успел поставить навстречу ей руки: «Это что же такое, ребята?..
(22) На ногах не могу устоять».
(23) Едва справившись, он сунул рубль в полуоткрытую дверь кабины. (24) Водитель, повернувшись, сообразительно отсчитал талоны.
(25) Вошло несколько человек. (26) Аким Ильич, пошатываясь, отошёл от кабины с пучком бумажек и поставил чемодан.
(27) «А что с ними делать-то? (28) Куда отдавать-то?» — подумал он и хотел снова обратиться к водителю.
(29) Но трамвай уже тронулся с места, Аким Ильич не посмел и стоял в смущённой растерянности. (30) Весь вид его как будто спрашивал: «Как же мне заплатить за дорогу-то? (31) Помогите, ради Христа, а то стыдно…»
— (32) Папаша,— услышал он чей-то радостный голос и повернулся.
(33) Ему сказали:
— Вон туда суньте и дёрните за ручку.
— (34) Не надо, Женька! (35) Не видишь, человек впервые…
— (36) Да брось ты…
(37) Аким переспросил:
— Суда? (38) За эту ручку-то? (39) А в этот ящик нельзя?..
— (40) Не, не, талончики туда не опускают,— ласково подсказал из-за
спины всё тот же хихикающий голос— (41) Дёрните за ручку и скажите,
кто вы и откуда… (42) А то будет недействительно.
(43) Последние слова показались Акиму Ильичу сомнительными, но он уже так намаялся и настыдился, что обругал себя за подозрительность и подумал: «А кто знает? (44) Может, у них в городе так заведено? (45) Скажу — не корову, как говорится, проиграю. (46) Не скажешь — может, возьмут да выфуркнут вместе с чемоданом…».
(47) И хотя какое-то глубокое чувство сильно восставало против, Аким Ильич сунул в дыру всю пачку и сказал: — Ну, я — Аким Черноков

Нет ответа? Добавь свой!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.